Навигация+

Хмельницкий: Город без истории?

Опубликовано Апрель 4, 2017 – 11:45


Мое сознательная жизнь началась на проспекте Мира, в панельной девятиэтажке под номером 54, где с балкона на шестом этаже было видно ли весь город, потому что тогда еще свечи новостроек не заслоняли ни островка на Южном Буге, ни дальних окраин Ракового, где жила моя бабушка и которые можно было разглядеть в детский бинокль.

Но такую сложную название, как «проспект Мира», я изучил много позже, чем простую, и, однако, не слишком понятную - «Выставка».

"Где живешь? - На выставке ». И все становилось понятно, как сообщил собеседнику какой-то тайный шифр и присоединился к посвященного братства.

На самом деле все было гораздо проще: в далеком, мне малого, 1950-м, руководству города хотелось хоть чем-то напоминать столицу с ее ВДНХ, поэтому в районе современного дендропарке была устроена большая сельскохозяйственная выставка, просуществовавшая до середины шестидесятых и дала название целом микрорайона.

Но к осознанию этого факта мне остается еще несколько лет, а пока я с целой детсадовских группой успешно позирует фотографу возле огромного мемориала Вечной Славы у тогда еще мощного завода «Темп» почти на месте бывшей выставки.

Так уж сложилось, что я рожден в «городе без истории», на который до сих пор дуются жители Каменец-Подольского, потому что мы провинились им то, что областной центр был перенесен из «цветка на камне» до «провинциального Проскурова». Не было в моем городе ни старой крепости, ни причудливых храмов, которые могли бы понравиться туристам, зато набирал обороты местный рынок, или, как его называли в народе, «толкучка», или, более по-пацанячих - «туча». В чем были правы каменчане, ведь тогда, когда у них в моду входили фотографии на фоне крепости, в областном центре все большей популярностью пользовались пестрые базарные сумки.

Но для меня родной город с самого детства, чуть ли не с первых сознательных дней, была наполнена историями, которые сплетались в причудливое кружево впечатлений и переживаний, стоящих наиболее раскрученной туристической изюминки.

Одного ясного осеннего дня мы, малые отродье из детского сада No47 «Колокольчик», который уютно прятался за коробками наших домов, вместе с воспитательницей в очередной раз собрались на прогулку - убирать золотистое опавшие листья у скромного военного мемориальчика, что приютился к небольшому кладбищу через дорогу от дома. В то время там еще НЕ возвышался гигант-костел, а сам кладбище окружали огромные и причудливо скрученные старые липы, от которых сейчас нет и следа.

Когда мы приблизились к мемориалу, все как один застыли в немом изумлении, а воспитательница гневно дернулась к летнему мужчине, который ... сосредоточено стучал камнем по буквам фамилий погибших военных, тщательно взбивая один из строк.

Каждый день на протяжении долгого времени самый популярный Сайт Хмельницкого предлагает Вашему вниманию самые свежие новости сегодняшнего дня.


С тех пор прошло более тридцати лет, и я не помню дословно тихой беседы, которая шла между мужчиной и нашей воспитательницей, но история невзрачного человечка поразила меня до глубины детской души, и я до сих пор бережно храню ее в сверхважных файлах памяти.

А поведал человечек ни много ни мало: с постамента он сбивал ... самого себя В подтверждение даже вытащил паспорта и продемонстрировал воспитательнице фамилия и имя, которое полностью совпадало с наполовину обтовченим на постаменте. Случилось так, что мужчину ранения накануне боя; его спешно доставили в госпиталь, а уже завтра его собратья встретили свою смерть ...

Лишь в середине восьмидесятых он нашел могилу друзей по оружию, среди фамилий которых было вписано и его - того, кто остался в живых.

Недавно я специально заехал в родной микрорайона, поскольку не живу там уже достаточно долго, подошел к мемориалу и провел рукой по взбитых буквам, сохраняющие историю чьей-то жизни ...

Из окна нашей кухни было хорошо видно далеко опушки ГРИНИВЕЦКИЙ леса, темнело на горизонте. Сейчас деревьев давно не видно за другим лесом - из стекла и бетона. Так грибами растут дома молодого микрорайона города - Озерной, а в моей памяти до сих пор слышно зимний шелест ивовых кустов над безымянным потоком - со времен, когда новый микрорайон был только планом на бумаге.

Тогда папа любил идти со мной и братом на неоднократные лыжные прогулки нетронутыми зарослями, которые изобиловали на месте нынешней Озерной. Мы восторженно наблюдали с уютной тайника с зимними играми зайцев, которых в ивняке водилось чертовски, овладевали не слишком удобные лыжи и прекрасного жевали холодные бутерброды, что на морозе смаковали не хуже торт. Когда же наконец добирались до дальнего леса, сейчас все чаще называют лесопарком, то удивленно смотрели на окраину города, чувствуя себя как в другом мире. А летом здесь собирались дельтапланеристы, ведь от опушки в долину простирался удобный склон, буйно поросший густым разнотравьем. Интересно было наблю

Похожие страницы